Термины родства чеченцев

Изучение терминологии родства и свойства чеченцев представляет общетеоретический и практический интерес, так как этнографическая составляющая терминов родства чеченцев как научная проблема в научной литературе не освещалась и не разрабатывалась. Кавказ является регионом многочисленных этнических и конфессиональных групп, где родственные объединения являются частью каждой этнической группы, существование которых основывается на общих представлениях о единстве своей истории, культуры, традиций, семейно-брачных отношений. Среди населения горного Кавказа Чечня привлекает особое внимание прочностью традиционных социальных институтов. Родство – это тот феномен, на фундаменте которого строились социальные институты чеченской традиционной культуры. В чеченском языке имеются термины родства квалификационного и описательного характера, определяющие степень родства и статус каждого члена родственной группы в системе родства и свойства чеченцев. Терминология родства является одной из важнейших лексических групп в основном словарном фонде языка. В ней отражаются важнейшие социально-исторические процессы в жизни народа – носителя того или иного языка.

Термины родства чеченцев подразделяются на: термины кровного родства, термины свойства, термины искусственного родства. Термины кровного родства делятся на две подгруппы: прямые, то есть отражающие « восходящие-нисходящие » отношения между двумя лицами (одно лицо происходит от другого или наоборот), и «коллатеральные» названия для лиц, имеющих общих предков, но не происшедших один от другого. Термины родства чеченцев делятся на три группы: а) простые (отдельные слова-термины), в состав которых входят семантемы: да – « отец », нана – « мать », к1ант – « сын », йо1 – « дочь », ваша – « брат », йиша – « сестра », мар – « муж », зуда\сте – « жена, женщина », нуц – « зять », нус – « невестка », нускал – « невеста », дай – « предки »; б) производные, состоящие из основы и словообразующего элемента, включающего в свой состав семантемы: девешин к1ант – « двоюродный брат », девешин йо1 – « двоюродная сестра », марда – « свекр », марнана – « свекровь », стунда – « тесть », стуннана – « теща », деда – « дедушка по отцу », денана – « бабушка по отцу » и т.д.; в) составные (чисто описательные, состоящие из двух, иногда трех первичных терминов-комбинаций: к1ентан к1ентан к1ант – внук (сына сына сын); к1ентан к1ентан йо1 – внучка (сына сына дочь), стунваша – шурин (брат жены), стунвешин йо1- племянница (жены брата дочь). Термины кровного родства распределяются по нескольким ступеням, выделяемым по признаку поколения. При выделении ступеней родства различаются восходящая и нисходящая линии, определяемые относительно говорящего. Поколение говорящего образует нулевую ступень. Восходящие ступени образуют родственники старших поколений, нисходящие ступени – родственники младших поколений. К нулевой ступени относятся братья, сестры, двоюродные братья, сестры говорящего. Для обозначения родственников этой ступени используются термины: ваша (брат), йиша (сестра), шича (двоюродный брат /сестра). По прямой линии родства в нулевой ступени используется и возрастной признак. Для обозначения старших и младших братьев и сестер к терминам ваша « брат », йиша « сестра » добавляются « воккха » – старший, « йоккха » – старшая, « юккъера » – средний (средняя), « жима » – младший (младшая).

В нулевой ступени различаются родственники и по боковой линии. Это двоюродные братья и сестры по отцовской и материнской линии, обозначаемые сложными терминами: девешин к1ант – « сын дяди, сын брата отца », девешин йо1 – « дочь дяди, дочь брата отца ». Каждый чеченец должен был знать имена семи своих предков; в каждой семье велась родословная, которая обозначалось термином силсила. Понятие «родство» в чеченском языке обозначается термином гергарло – родство, близость, которое в свою очередь, в зависимости от степени родства, дефицинируется на: чуьра гергарло – близкое по крови родство (объединяет 4-5 поколений по отцовской линии), арара гергарло – внешнее родство (охватывает 5-7 поколений), генара гергарло – далекое родство (не кровнородственное, а идеологическое, объединено единым мифическим предком – эпонимом). Например: Вени некъи, здесь Вена – эпоним, а понятие некъи в литературе имеет значение « путь », а члены некъи – « сопутствующие ». Родство – гергарло, возникающее посредством семейно-брачных отношений, обозначается термином захало – « сватовство ». Искусственное родство у чеченцев возникает, как и у других народов Кавказа, через институты усыновления, побратимства: сту бийна ваша, дуй биина доттаг1а – куначество, кормилицы, аталычество, которое имело свою особую специфику у чеченцев. Понятие « родственники » – гергара, в зависимости от степени близости и дальности родства, имеет свои обозначения терминами: чуьра гергара нах – « люди одного дома », арара гергара нах – « люди внешнего родства », генара гергара нах – « люди дальнего родства ». Родственники по линии свойства имеют обозначение захалш. Родственники по отцовской стороне классифицируются термином дехой, по материнской стороне – ненахой. Родственники мужа для жены имеют обозначение марзхой, родственники жены для мужа именуются стунцхой. Родственники мужа с одной стороны и с другой – родня жены обозначаются термином захалш – « сваты, сватья ».

Есть еще один термин – цхьана т1ийрган нах – « люди одной веревки », сопоставимый с древнерусскими « вервь, вира, вирник »; этот термин был и в германском праве « виргельд ». В чеченской системе родства немаловажную роль играет и уровень поддержки родственных, дружеских, приятельских отношений, обозначающихся терминами т1екаренаш – уровень отношений, возникающих между знакомыми и приятелями, чукаренаш – взаимоотношения на уровне дружбы домами, с обязательствами соучастия при брачных, ритуальных обрядах. В русском языке наиболее близкий аналог слову т1екаре – « шапочное знакомство », вместе с тем т1екаре и чукаре – термины из сложных слов, состоящие из двух частей. Общий для обоих слов корень « каре » можно перевести как « найденное », частица « т1е » означает нечто, лежащее вне, снаружи, в то время как частица « чу » служит для обозначения того, что лежит внутри. Таким образом, т1екаре есть «найденное снаружи» или находящееся вне, в то время как чукаре есть нечто внутри, т.е. близкое, родное.

Интерес представляет система родства кистин-чеченцев, живущих в Грузии, вне чеченского этнокультурного массива. Узы родства кистин-чеченцев подразделяются на три части: близкие по крови родственники – чуьра гергарлуа, внешние родственники – арара гергалуа и дальние родственники – генара гергарлуа. То есть в первом случае имеется родство по крови, по второе колено, во втором – родство до четвертого колена, а в третьем – дальнее родство. Затем переходят в тайп – фамилию. Примечательно и то, что у кистин-чеченцев тайп имеет обозначение « гоор », Кавтар-гоор, Дуй-гоор, Маргей-гоор, в этом случае первая часть термина выражает имя эпонима, вторая – потомство.

Взамен вышеприведенных терминов Н.В. Джавахадзе приводит, соответственно, ц1ий гергарлуа и кхочур гергарлуа; ц1ий означает кровь и кхочур – доводиться родственником. В качестве терминов они не употребляются, хотя в разговорной речи кистин ими можно выражать родственные отношения. Другой термин, приводимый автором, – ехтур. В данном случае, видимо, имеется в виду термин йовхтар, который употребляется в речи чеченцев, вместо кистинского теер, выражающий значение четвероюродных братьев и сестер. Л.Ю. Маргошвили считает ехтур турецким словом, обозначающим нет, не существует, поэтому употребление его в качестве термина нам видится ошибкой.

Не менее интересны другие термины системы родства кистин-чеченцев: тайпан йош – сестра по фамилии, хийр гергарлуа – далекое родство, чуьрдеел гергарлуа – родство, идущее изнутри, то есть из семьи, тайп-гоор – фамилия, неекъие – род в обширном понятии, техьие – поколение, потомство одного человека, цхьан ц1уехар нах – люди одной крови, цхьана ц1иин наах – люди из одного дома.

В Веденском районе бытует термин юкъ екъарг, который является синонимом кистинского теер и шатоевского йовтар; букв. он означает юкъ – середина, екъар – деление, то есть поделившиеся. В настоящее время в кистинском диалекте чеченского языка можно найти довольно большое количество заимствованных из грузинской лексики терминов, выражающих родственные отношения: мамидаа – тетя по отцу /ср. груз. мамида/, бидзаа -дядя /ср.груз. бидза/, деди – мама /ср. груз. деда/, п1ап1а – дедушка/ср. груз.п1ап1ар/, баай – бабушка /ср. груз. бебиа/.

Как известно, Морган разделил все системы родства на две группы, назвав первую из них классификационной, а вторую группу описательной. Классификационная система охватывает термины, обозначающие как кровных родственников, так и свойственных родственников. Термины родства, то есть слова, выражающие родственные отношения, в чеченском языке крайне ограничены. В большинстве случаев они передаются описательными терминами, считал лингвист А.Г. Мациев. Основным термином родства чеченцев, выражающим кровное родство по прямой линии, является: да /й/ – отец, дада – ласк. папа; бац. дад, акк. да, кист. да, чеб. да, итум. да. Термин дада употребляется при обращении к свекру, при ласковом обращении к отцу и деду. В чеченском термином Нана (наной) обозначается мать, мама; бац. нан, акк. нана, кист. нан, чеб. нана, итум. нана. Термин нана – в прямом значении « йина нана » – « родная мать », « родившая мать »; этот же термин используется при обращении снохи к свекрови, при ласковом обращении детей к матери, внуков к бабушке, добавляя к термину нана определение « йоккха » – « старшая » – « йоккха нана ». С возникновением моногамной семьи у древних чеченцев, вероятно, возник термин да-нана – родители, акк. да-нана, кист. да-нана, чеб. да-нана, итум. да-нана. В бацбийском диалекте чеченского языка родители имеют обозначение нанда, т.е. термин нана стоит впереди да – это говорит о пережитках матрилинейного родства у бацбийцев.

Далее, термин к1ант (к1ентий) – сын, мальчик, молодец; бац. к1анат, акк. к1ант, кист. к1ант, кист. к1ант, чеб. к1ант, итум. к1ант. Наряду с термином к1ант – сын в чеченской номенклатуре терминов родства есть термин-архаизм во1 /во1арий/ – къоьнгий; бац. вохь /к1анатий/, акк. во1 /къонгаш/, кист. во1 /кьоьнгиш/, чеб. вуо1 /к1антин/, итум. во1 /кьоьнгиш/ /к1ентий/.

Для обозначения детей обоего пола в чеченском языке используется термин бер /бераш/ – дитя, младенец, ребенок, зудабер – ребенок женского пола, боьршабер – ребенок мужского пола; бац. бадер /бадри/, акк. баьр, кист. бер, чеб. бер, итум. биер. Когда речь идет о ребенке младенческого возраста, имеется термин гаки. В чеченском языке есть термин 1ужа, обозначающий единственный сын, поздний ребенок, наследник. Для обозначения двойняшек есть термин шолхаг/аш/ – двойняшки, близнецы; акк. шалдинарг, кист. шолог1орг, чеб. шолобер, итум. шолодинабиер. Для обозначения потомства бытует термин т1аьхьиэ – потомство, поколение, акк. т1аьхье, кист.т1аьхьиэ, чеб. т1ехьиэ, итум. т1ехьиэ. Дочь в чеченском языке обозначается термином йо1(мехкарий) – дочь, девочка, девушка; бац. йохь /махкар/, акк. йо1 /мехкарий/, чеб. йо1 /мехкарий/.

Во все времена каждый чеченец мог назвать имена – как минимум – семи предков. И это не случайно.

« Иваны, не помнящие родства » – или те же манкурты – нравственные изгои, ибо нет – и не может быть – у них стыда перед своими отцами, ушедшими в мир иной.

Человек в чеченском обществе никогда не был « сам по себе », человеком из НИОТКУДА, так как в таком случае он непроизвольно сходит с праведной дороги, указанной ему Всевышним, сначала во ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ, затем – в ПУСТОТУ, как следствие, – в ЗЛО, в НИКУДА и, наконец, – в ЗАБВЕНИЕ…

Наши предки принимали под свое « этническое крыло » сонмы сирых и обездоленных, поселяя их на своей территории, принимая в обустройстве их самое деятельное участие, сочувствуя и сопереживая им. Но лишь по прошествии определенного количества поколений потомки пришлых могли называться чеченцами…

Генеалогическое древо обычно представляют именами предков-отцов.

Однако ни для кого не будет откровением утверждение, что в чеченском обществе – во все времена – чрезвычайно большое внимание уделялось « женским корням », ибо в зависимости от того, насколько достойно прожила свой век та или иная праматерь, и от того, какой славой пользуется имя той или иной – даже дальней – здравствующей родственницы, зависели и имя, и статус в обществе любой женщины.

Девушке, какой бы красотой ни наделила ее природа и какой бы благочестивой она ни была, весьма трудно было сравняться в степени уважения к собственной персоне, если она не могла похвастать благочестием и « оьздангалла » своих праматерей и – повторимся – даже дальних родственниц – ее современниц…

Одним из величайших зол современного мира, привносимых в нашу жизнь урбанизацией, является именно разрыв межпоколенческих связей.

Институт семьи, долгие века бывший как неизменным фундаментом чеченского общества, так и первоосновой морально-этических устоев, начинает претерпевать губительные для него мутации.

Конечно, у нас масса оправданий тому: и долгие годы разрушительной войны; и связанные с ней миграционные процессы, разметавшие наш этнос по миру; да и элементарная нищета, мало способствующая сохранению в первозданности многих – ранее незыблемых – этических постулатов (хотя, справедливости ради, надо отметить, что и нашим отцам было не легче, однако они сумели сохранить их в изначальной чистоте).

Есть старая чеченская притча…

Жил некогда в горах Чечни знаменитый строитель башен. Был он многими уважаем за свое непревзойденное мастерство и благородное сердце.

Пришло время умирать старому зодчему.

Подозвал он сына к своему смертному одру и завещал ему продолжить его дело, сказав: « Сделай так, мой сын, чтобы во всех уголках Чечни возвышались башни, возведенные тобой. Чтобы память о нас осталась в родных горах надолго ».

Долго горевал сын после кончины отца. Но как бы ни тяжела была утрата, должен он был выполнить завет своего отца…

И начал он возводить башни в горах Чечни.

Долгое и кропотливое это дело – строительство башен.

Как ни старался молодой человек, как он ни торопился, время неумолимо шло.

А башни возводились не так быстро, как бы этого хотелось юноше.

Понял он, что не сможет выполнить отцовский завет – жизнь человеческая слишком коротка, чтобы успеть поднять башни во всех уголках родины.

Сидел, понурившись, юноша на придорожном камне у развилки дороги…

Проходил мимо седобородый старец. Увидев юношу в глубокой печали, подошел к нему.

Встал юноша. Усадил старца. Разделил с ним дорожную трапезу. На вопрос старца, о чем его печаль, ответил с горечью: « Старик! Слава о моем отце – великом зодчем – гремела в горах. Обещал я у его смертного одра, что возведу во всех уголках Чечни – в память о нем – башни. Но, видно, придется мне стать клятвопреступником, ибо понял я, что не хватит моей жизни исполнить обещанное ».

Усмехнулся старец наивности юноши и промолвил: « Сын мой, не о тех башнях говорил тебе отец. Что земное? Прах, и в прах уйдет. Не долог век даже самой крепкой башни. Время рассыплет ее… Вот встретились мы с тобой на этой пустынной горной дороге, и ты, уважив мою старость, уступил мне место. Помня заветы предков, поделился со мной последним куском чурека, хотя впереди у тебя долгий путь. Мы расстанемся сейчас. Но я унесу в своем сердце благодарную память о тебе. Так и другие… Запомни, юноша, нет ничего долговечнее благодарной памяти народа. Имя твое, память о твоих добрых делах и есть самая крепкая башня. Встань и продолжи свой путь без отчаянья. Ты успеешь исполнить волю отца… » /Лит. обр. авт./

Для обозначения семьи в чеченском языке есть термин доьзал – семья, семейство; акк. диезал, кист. доьдзал, диезул, итум. диедзул. Термин состоит из двух корневых основ, ясность представляет основа – доь – « семя ».

По мнению Л.Ю. Маргошвили, термином диедзул в кистинском диалекте чеченского языка обозначают членов семьи – жену и детей, а семью, состоящую из родителей, детей и внуков, кисты называют х1усам, т.е.человек построил дом, женился, создается семья – х1усам, затем рождаются дети, и все члены семьи – дети, жена – называются диедзул, главу семьи называют х1усамда – отец семьи; букв. х1у означает « семя ». « Мич х1ух велл вахьч » – букв. переводится: « С какого ты семени вышел? » От основы « х1у » произошел термин х1усам – семья. Обычно семья – х1усам кистинца, состоящая из отца, матери, детей, женатых сыновей и внуков, проживала в одном общем дворе – карт. Отец был патриархом, авторитет его непререкаемо поддерживался женой, сыновьями, дочерьми, внуками. Известно, что время от времени шло перераспределение земельных угодий: дележ земли производился на семейную единицу. Внутри семьи земельные участки распределялись в зависимости от семейного положения его членов и от величины семьи. Если семья разрасталась или умирал отец, они имели право отделиться от общего двора, однако и в этом случае они находились под присмотром старшего брата, который механически становился патриархом в семье. Даже в четвертом поколении меечех, теер, хараш поддерживали друг друга.

В кистинском диалекте есть термины родства: « буй бааландз беех вежарий » – не раздельно живущие братья, « буй бела вежарий » – разделившиеся братья. Родственники по отцовской линии по чеченской номенклатуре терминов родства обозначаются термином дехой. В основу обозначения родственников по отцу лежит термин да – отец, доьзал да – отец семейства. От этого термина производны обозначения родства деда /денда/ – отец отца – дедушка по отцу, ден ден да – отец отца отца – прадедушка. Для обозначения матери отца используется термин денана – бабушка; прабабушка по отцу имеет наименование ден де нана – отца отца мать. От чеченского да – отец производны де ваша – брат отца – дядя по отцу, де вешин зуда – жена брата отца, состоящие из трех элементов: да – отец, ваша – брат, зуда – жена. Архаичная форма обозначения жены дяди по отцу – девешин сте, в данной форме сте – от жена, женщина. Этот же термин да положен в основу обозначения сестры отца – деца.

Деца – тетка (сестра отца); бац. дадийш, акк. деца, кист. дейош, чеб. даци, итум. деци.

В чеченском языке есть понятие дец1а, состоящее из двух основ: де – отца, ц1а – дом, иначе – отчий дом. На основе термина да – отец образованы описательные термины для обозначения двоюродных братьев и сестер: девешин к1ант – отца брата сын, девешин йо1 – отца брата дочь, дейишин к1ант – отца сестры сын, дейишин йо1 – отца сестры дочь. В чеченской номенклатуре терминов родства есть понятие йиша–ваша, родня. Есть также термин тайпан ваша – брат по тайпу, термин вошалла – братство, термин йишалла – посестримство. Эти термины выражают не кровное родство, а обрели со временем социальный характер и являются категориями института родственной солидарности чеченцев, выходцев из конкретных обществ и братств, имевших своего мифического единого предка. Любой чеченец, оказавшись в затруднительном положении, мог попросить о помощи любого человека « быть ему братом » – « вошалла дар », и никто не мог отказать просящему братской помощи, если помощь нужна была в праведном деле, а не в преступлении. На просьбу о помощи женщины любой чеченец, вне зависимости от степени родства, должен был оказать ей содействие, как будто она его родная сестра. Хотя на практике это было редким явлением, любая женщина-чеченка при необходимости помощи с ее стороны мужчине должна была ему помочь, как родному брату. В годы депортации чеченцев в Среднюю Азию и Казахстан институт родственной солидарности стал институтом национальной солидарности, там никто не спрашивал, откуда, какой фамилии, важно было, что чеченец, и это помогло народу выжить. Корни вышеуказанных терминов уходят в термины родства: во1 – сын, ваша – брат, йо1 – дочь, йиша – сестра. Ваша (вежарий) – бац. вашо (вежар), акк. ваша (вежарш), кист. вош (вежарий), чеб. вошо (вежарий), итум. ваша (вежарий).Термин ваша, кроме основного значения « родной брат » – « нанас дена винарг » (рожденный матерью отцу), имеет и значения: « дена вина ваша » (брат по отцу), « нанас вина ваша » (брат по матери). Термин ваша также употребляется при почтительном обращении к дяде и к мужчинам зрелого возраста. Возможно, термин ваша – « родной брат » возник с появлением моногамной семьи, термин « нанас винарг » – «рожденный матерью» – был актуален для матрилинейного рода, а понятие « рожденный отцу » характерен для патрилинейного родства. В чеченском языке сестра обозначается термином йиша \йижарий\ – бац. йаша \йажар\, акк. йиша \йижарий\, кист. йош (йежарш), чеб. йишо, итум. йиша \йижарий\.

У ингушей, относящихся к нахской языковой группе, термин брат имеет обозначение воша \ вожарий\ . Братья бывают близкие – бихйера вежарий и дальние – гаьнара вежарий. По мнению Н.В. Джавахадзе, у ингушей термин вошалла обозначает двоюродных братьев со стороны матери и отца, причем и в этом случае выделяются и ближние, и дальние братья. Эта система номенклатуры родства по своему содержанию напоминает сахликаци, который в одном случае охватывает родных братьев, в другом – двоюродных, а иногда и всех однофамильцев.

Номенклатура терминов родства чеченцев имеет параллели в живых и мертвых языках мира. По мнению Б.Х. Балкарова, чеченское да – « отец » совпадает с кабардинским адэ – отец, с ним увязывается адыгейское ты – отец, где в качестве корневого согласного выступает преруатив, редупликацию этого корня и родства имеют чеченское дада – папа, кабардинская дадэ -дедушка, адыгейское тат – папа. К вайнахо-адыго-абазинским терминам примыкает чамалдинское дад – папа, дедушка, табасаранское адаш – отец, грузинское деда – мать, мама – отец. Ученый-лингвист А.Д. Вагапов считает сопоставимыми пранах. дада с прасл. дада – отец, дядя, дедушка. У него же мы встречаем чечен. да – отец, создатель, хозяин, владелец – индоевропейское da-tar « творец » < « da » создавать. Чеч. дада – отец; дедушка; индоевропейское « dada » – отец. Есть параллели чеченским терминам родства и в урартском языке: ad означает отец, adad – « дед, предок », урарт. Dadad – « бог Тейшеба ». До сих пор среди чеченцев встречается обращение к отцу – Ада, внуки обращаются к деду – Адад, Адади. Это объяснимо из чеченского да – что означает не только « отец », но и « творец, создатель ». В чеченском денана и ингушском даьнана (бабушка по отцу) содержится тот же корень, что и в кабардинском нанэ адыгейском нан, в абазинском нана, убыхском нан. В работе А.Д. Вагапова «Нахо-славянские лексические изоглоссы» находим нахо-славянские параллели. Например, баба (ср. праслав. – баба, старая женщина, бабушка, прасл. нана – мать, бабушка, пранах. нана – мать, бабушка. По мнению профессора И.Ю. Алироева, чеч. термин нана имеет параллели в картвельских языках, груз. « нана » – колыбельная песня, (гурийский диалект « нена »), мегрел. « нана », черк. « анне », абх. « нан », лак. « нину », осет. « нана », дарг. « ана » – « мать, бабушка ». Чеч. нана аналогичен и армянский термин нан (карабахский диалект).

По мнению Б.Х. Балкарова, чеч. ваша, инг. воша, бацб. воша имеет общекавказский корень. Он повторяется в слове шича (двоюродный брат) и йиша (сестра). В адыгейском языке этот корень выступает как самостоятельное слово шы (брат), в кабардинском слове зэш (братья), где зэ – префикс взаимности. Данный корень входит в состав многих адыгейских терминов родства. Так, в адыгейском шынахьижъ (старший брат), шынахьик (младший брат), анэш (брат матери, родня по матери), атэш (брат отца), дядя по отцу , шынхъу (сестра) и в кабардинском къуэш (брат), анэш, адэш, шынехъыжь, шынэхъщ1э, шынхъу. Одного происхождения абхазское ашэ (брат) и абазинское ашэ. Общекавказский корень со свистящим корневым элементом представлен в аварском вац (брат), йац (сестра), бежетинском ис, гинухском эсу, в даргинском узи, в грузинском зта. Исходная форма для адыгейских корней сохраняется в бесленеевском чъи (брат), в хакучинском чы, в убыхском джи.

По мнению К.З. Чокаева, социальные корни анализируемых терминов ваша и йиша уходят в древнейшую эпоху общественного развития кавказских народов, когда основной формой социальной организации был общий род. Название « медведь » усматривается в терминах родства почти во всех иберийско-кавказских языках; см. чеч. ваша, инг. воша, бацб. вашо, удин. вичи, рутул. шу, авар. вац, анд., ботл., годобер., тиндин., ахвах. ваци; чамал. вац, дарг. уци, кубач. исдэ, цахур.чож; абаз. ашьа, адыг. шы, кааб. къуэш, беслен. чъэ, убых. джи, абх. аша, хакуч. чы, груз. цма. Как отмечают ученые-кавказоведы, слово « брат » является общим для иберийско-кавказских народов. То же самое можно сказать и в отношении термина, обозначающего сестру; см. чеч. йиша, инг. йуша, бацб. йашо, удин. хун-чи (хуни – самка + чи), авар. йац, лак. ссу\шу, дарг. рузи\руцци, бежит. ист, гинух. эсу, гунзиб. ыс, кубач. исде, абаз. ахша, абх. ахъшьа, адыг., каб. шыпхъу, убых. джыпхьа.

Реликт слова « медведь » усматривается в терминах: шича – двоюродный брат, маьхча – троюродный брат, инг. мохча – троюродный брат по матери. В последнем примере корень « маьх » (мах) восходит к названию другого божества, а именно к названию солнца (малх). Ча в терминах шича, маьхча – не что иное, как « медведь-человек ».Таким образом, слова обозначающие брата и сестру, во всех иберийско-кавказских языках оказываются одного корня, который в свою очередь был именем общекавказского рода, восходящего к названию тотемного животного – медведя. Вероятно, первоначально все члены общего рода, как в совокупности, так и в отдельности, обозначались одним термином – медведь. Впоследствии, когда общий род стал распадаться на женскую и мужскую линию, для различения членов рода женского и мужского пола к прежнему общему названию рода стали присоединяться классные детерминаты; см. чеч. ва-ша – брат (ва – экспонент класса мужчин), йи-ша (бацб. йашо) – сестра (йй\\йа – экспонент класса женщин); см. также аварск. вац\ва- показатель класса мужчин\ – брат, йац\йа – показатель класса женщин – сестра. Название медведя-тотема, именем которого назывался общекавказский род, было в то же время названием человека, мыслящего как член данного рода. Аварское, агульское, табасаранское чи – человек, видимо, отзвук того времени. В остальных иберийско-кавказских языках данное слово сохранилось в виде реликта и в терминах, обозначающих родственные отношения (дарг. вацци, авар. вац, чеч. ваша).

По мнению Н.В. Джавахадзе, инг. воша (чеч. ваша) имеет очевидное отношение к абхазскому оаша (oucha), а также тчи (tcyhi) и аче (atche) в значении брат. Имеет он аналогичное отношение и к грузинскому дзма. И.А. Джвахашвили отмечает, что у грузин для обозначения людей мужского пола имеется термин важи, который в хевсурском диалекте представляется в форме вожи, в хевсовой форме вежи, в сван. ему соответствует гваж. Цовск. вашо (важар) и чеч. ваша (вежарий) внешне близки к грузинскому важи. По наблюдению Т. Гониашвили, груз. важи заимствовано из кавказских языков.

В чеченской номенклатуре классификационной системы родства есть термины для обозначения детей и внуков братьев и сестер: шича (шичой), маьхча (маьхчой), независимо от пола. Это находит аналогию в хевсурской и пшавской номенклатуре родства, рассмотренной Р.Л. Харадзе, а также в хевской и мтиульской, рассмотренной Дж. Итонишвили.

У горцев восточной Грузии – хевсуров, пшавов, мохевцев, мтиулов – эта система родственных отношений обозначается шинши. В Хевии, в Мтиулетии шинши охватывает родство лишь со стороны матери. В отношениях шинши находятся дети родных и коллатеральных сестер. Хевсурское шинши подразумевает двустороннее родство, т.е. родство и с материнской стороны, и с отцовской стороны. В этом случае шинши по материнской линии являются дети родных и коллатеральных сестер, а шинши по отцовской линии – дети родных и коллатеральных родных и коллатеральных братьев.

В чеченском языке для обозначения родства первого поколения братьев и сестер имеется термин шича (шичой) – двоюродный брат (сестра); бац. шича (шучи), акк. шуча (шучий), кист. шич (шичой), чеб. шичи, итум., шич (шичой). Чеченский термин шича имеет общие корни с ингушским шучий и с бацбийским шичла1, которыми обозначаются дети сестры матери, вообще дети сестер одной фамилии (бацбийское шичла1 не включает детей сестры отца). Чеченский классификационный термин шича включает в себя детей брата отца, детей сестры отца, детей сестры матери, детей брата матери, которые имеют, посредством описательных терминов, свое обозначение: де вешин к1ант – сын брата отца, де вешин йо1 – дочь брата отца, де йишин к1ант – сестры отца, де йишин йо1 – дочь сестры отца, ненан вешин к1ант – сын брата матери, ненан вешин йо1- дочь брата матери, ненан йишин йо1 – дочь сетры матери, ненан йишин к1ант – сын сестры матери.

По наблюдению Р. Харадзе, семантическая сущность корня ши // чи и в хевсурском шинши, и в нахских шича\шучий \шичла1 выражает понятие брата\ сестры, что и указывает на древность происхождения этого термина. Аналогичное значение имеет и наблюдение Т. А. Гониашвили, согласно которому начальные ши и чу чечено-ингушского шича\шучии рассматриваются в качестве корня, характерного для терминов, бытующих во многих языках Кавказа в значении брат\сестра. К таким терминам относит она и тушинское шинши. Такое понимание терминов – шинши\\шича\\шучии, бесспорно, указывает на очень древнюю ступень в истории развития социальных взаимоотношений. Троюродные братья и сестры обоих полов с отцовской и материнской линии имеют обозначение термином маьхча\маьхчой\ – троюродный брат или сестра; акк. маьхч\мохч\, кист. мехч\мохчий\, чеб. махчи\махчой\, итум. маьхч\маьхчий. В ингушском эта категория родства обозначается термином мохча\мохчий\. В чеченском языке есть описательные термины для обозначения детей двоюродных братьев и сестер, образованных с помощью терминов да, шича, к1ант, йо1; дешича к1ант – отца двоюродного брата сын, дешича йо1 – отца двоюродного брата\сестры дочь. В чеченской номенклатуре родства четвертая степень родства по боковой линий обозначается термином вовхтар родственники мужского пола, йовхтар – женского пола. По мнению профессора И.Ю. Алироева, четвертая степень родства чеченцев имеет обозначение юкъ екъарг\юкъкъасторг – разделяющий, четвероюродный брат\сестра; бац. шилг1е шич \шичуй\, кист. таьр\иш\, акк. камалхо\й\, чеб. юкъкъасториг\аш\, итум. йохьтар\аш\. По М.А. Мамакаеву, юкъйоькъарг –разделяюший середину – отражает пятую степень родства. Ученый-лингвист А.Д. Вагапов термином кхочушверг\кхочушберш\ обозначает пятую ступень родства родного брата\братьев\. У И.Ю. Алироева термин кхочар в значении близкий родственник; акк. кхачурга\ш\, кист. кхочур\иш\, итум. кхочург\иш\, чеб. кхачур\еш\, инг. кхоачар\ш\. В работе М.А. Мамакаева «Чеченский тайп в период его разложения» дается следующая схема степени родства чеченцев: доьзал – семья, да-нана – родители, ваша-йиша – брат\сестра, маьхча – троюродный брат-сестра, вовхтар\йовхтар – четвероюродный брат\сестра, юкъйоькъарг – разделяющий, ц1ейоцург – безымянный, гергарниг – близкий\родственный, кхочушверг\кхочушъерг – причастный\причастная. Этнолог С.А. Хасиев пятую степень родства по боковой линии обозначает термином карша\харша, шестую степень – безг\пезг-кхочург, замыкает кровное родство термин чапал -\чоьхьара.

У кистин-чеченцев зафиксирована следующая система родства поколений: вош-йош – брат – сестра и их дети шич – двоюродные брат и сестра, их дети мечх, теер (чеч. йовхтар) – четвероюродные брат и сестра, их дети хараш – брат и сестра в пятом поколении. Л.Ю. Маргошвили пишет: « Термин хараш был записан нами в с. Дуиси и, признаться, привел нас в удивление – так давно ушли в историю запреты на браки между четвертым и пятым поколениями как в Чечено-Ингушетии, так и среди кистов. Таким образом, можно заключить, что родство со стороны матери длится до четвертого поколения, а со стороны отца до тех пор, пока существует фамилия, хотя, как отмечалось, и здесь бывают исключения ».

В основу описательных терминов родства по материнской линии ненахой – родственники матери – положен термин нана – мать. Термины матрилинейного родства произведены по той же системе, что и термины патрилинейного родства. Например, ненан нана – бабушка по матери, или иначе – мать матери, ненан ненан нана – прабабушка по матери – матери матери мать. Ненан да – дедушка по матери – матери отец, ненан ден да – прадедушка по матери – матери отца отец. Ненан ваша – матери брат, ненан вешин зуда – матери брата жена, ненан вешин к1ант – матери брата сын, ненан вешин йо1 – матери брата дочь. Ненан йиша – тетя по матери – сестра матери, ненан йиша яханарг – матери сестры муж, ненан йишин к1ант – двоюродный брат – матери сестры сын, ненан йишин йо1 – двоюродная сестра – матери сестры дочь.

В чеченской номенклатуре терминов родства для обозначения тети по отцу имеется квалификационный термин деца, а для обозначения тети по матери имеется термин неца\неций\ – тетя\сестра матери\; бац. нанйаш, акк. ненйиш, кист. ненйош, чеб. наце, итум. наце.В ингушском языке наьции \наьцаш\. Наши информаторы считают, что термин неца произошел от ненан ц1а – материнский дом. Еще у чеченцев есть фразеологизм – ненаца йинарг – « рожденная вместе с матерью » или единоутробная.

В чеченской системе родства свойства важную роль играет термин мар\майра – муж, мужчина; бац. мар, акк. мар, чеб. маар, итум. маар, инг. мар\моарош\. Термин мар Н.В. Джавахадзе аналогизирует с сванским маре в значении « муж, мужчина ». По мнению А.Н. Генко, термину mar – муж близко черемисское мari – муж, человек, восходящее к арийскому marya. У профессора И.Ю. Алироева есть следующие аналоги чеченскому термину мар: грузинское кмари « муж, супруг », авар. маре « человек », дарг. мурггул, мурул, маръул. От термина мар произведен термин маьрзхой\марзуо – родня мужа обоего пола. Марзуо – родственник\ца\ мужа; бац. майрг1уй, акк. марцхуо, кист. мархуа, чеб. марзо, итум. марзуо. Марда – свекр, кист. марда, акк. марда, чеб. марда, итум. марда, инг. марда. Марден да – отец свекра, марден нана – мать свекра, марден ваша – брат свекра, марден йиша – сестра свекра, марден вешин\йишин бер\к1ант, йо1\ – ребенок\сын, дочь\ брата\сестры свекра. Марнана\марнаной\- свекровь; инг. маьрнана, кист. марнан, чеб. марнан. Марненан да – отец свекрови, марненан нана – мать свекрови, марненан ваша\йиша\ – брат\сестра свекрови, марненан вешин\йишин\бер \к1ант, йо1\ – ребенок (сын, дочь) брата (сестры) свекрови, маьршича\маьхча\ – двоюродный (троюродный) брат \сестра\ мужа.

Марваша – деверь; бац. марваша, инг. маьрваша. Марвешин зуда – жена деверя, марвешин бер (к1ант, йо1) – ребенок (сын, дочь) деверя, маьршича (маьхча) – двоюродный, троюродный деверь \золовка\ (1.120.). Маьрйиша – золовка; бац. марйашо, акк. марйиш, кист. марйош, чеб. марйошо, итум. марйиша. В чеченском языке для обозначения статуса пасынка есть термин мерак1ант – сын мужа, а падчерица обозначается как мерайо1 – дочь мужа.

Чеченские термины родства и свойства имеют квалификационный и описательный характер. Квалификационными терминами свойства являются мар, майра – муж, мужчина, сте// зуда – жена, женщина, нуц – зять, нус – невестка, сноха, нускал – невеста.

Родство со стороны жены обозначается термином стунцхой, производное термина сте\сту – жена, супруга, женщина; бац. пст1у//пст1уин/пст1и, акк. сиесаг/аш/, кист. дзуд//арш//сиесаг/иш/ (женщина), сунч//иш (жена, женская особь), чеч. зуда//рий/- жена, женщина, итум. дзуд/арий/ – жена, женщина. Вероятно, термин сту\сте – наиболее архаичная форма обозначения жены, женщины. Об этом свидетельствуют чеченские героические песни – илли, в которых при уважительном обращении к женщине говорят не зуда, да и не сте, а сту – супруга, госпожа. Древность термина подчеркивается и урартским термином asti – женщина, жена.

По мнению этнолога С-М.А. Хасиева, зуда не просто женщина, а женщина, способная приносить потомство, источник изобилия, в смысле потомства мужского. Термин сте – женщина, имеющая потомство – и возник в эпоху, когда человек был отделен от остальной (животной) природы.

Сте – самка, сту – самец, пара семантическая, но последний не производитель, сту – стало второй ипостасью женщины-хозяйки (земледелицы).

В ингушском языке для обозначения жены имеются два термина – сиесаг и уст. Сие обозначает вообще женский пол, саг – человек. Этот термин, таким образом, произведен так же, и как грузинское деда – каци. Термин сиесаг употребляется в личном обращении, а уст – только для образования описательных терминов родства по линии жены. Родня со стороны жены обозначается термином стунцхо – родственник /ца/ жены; инг. уц1ейи, акк. устхо, кист. устхуа, чеб. стунцохо, итум. сунцхо.

В чеченской системе родства есть термин стечун к1ант – пасынок (сын жены) и стечун йо1 – падчерица (дочь жены) – категории нераспространенные, редкие в системе кровнородственных отношений у чеченцев.

Согласно адату, обычному горскому праву и шариату, дети являлись неотъемлемой и составной частью отцовской фамилии, с соответствующими наследственными правами и обязательствами семьи, из которой вышел ребенок и был взят в семью ненан майра – отчима (муж матери) до совершеннолетия его.

Принятие детей жены в семью мужа имели место во времена катаклизмов, эпидемий, при отсутствии близких родственников у ребенка по отцу и матери, которые могли взять над ним опеку. Надо отметить, при всей видимой жесткости патриархальных устоев чеченской семьи муж не запрещал обычно своей жене оказывать внимание и заботу детям от первого брака. В пользу этого говорит и факт сохранения этих терминов в лексике и в традиционной культуре чеченцев.

У чеченцев существует особый институт уважения и почитания родственников жены – стунцхой, есть определенные нормы и традиции оказания материальной и моральной помощи и поддержки в горе и в радости, в зависимости от степени родства (близкие, далекие родственники жены).

Посредством термина сте/сту, как выше сказано, обозначается родство со стороны жены – стунцхой, в разряд которых в первую очередь входит стунда « отец жены » – тесть, стун ден да – « отец тестя », стун ден нана – « мать тестя », стун ден ваша – « брат тестя », стун ден йиша – « сестра тестя », стун ден вешин зуда /бер, к1ант, йо1/ – « тестя брата жена » /ребенок, сын, дочь/, стун ден йишин майра /бер, к1ант, йо1/ – « муж/ребенок, сын, дочь/ »; инг. устда, бац. ист1удад, акк. устда, кист. устда, чеб. стунда, итум. сунда.

Стуннана – теща, стун ненан нана – мать тещи, стун ненан да – отец тещи, стун ненан ваша /йиша/ – брат или сестра тещи, стун ненан вешин зуда/ бер, к1ант, йо1/ – жена/ребенок, сын, дочь/ брата тещи, стун ненан йишин майра /бер, к1ант, йо1/ – муж/ребенок, сын, дочь/ сестры тещи; инг. устнана,бац. пстунан, акк. устнана, кист. устнана, чеб. стуннана, итум. суннана.

Стунваша – шурин, стун вешин зуда – жена шурина, стунвешин бер \к1ант, йо1\ ребенок \сын, дочь\ шурина; инг. уствоша, бац. пст1увашо, акк. устваш, кист. уствош, итум. сунваша. Стуншича /маьхча/ – двоюродный, троюродный шурин или своячечница.

Стунйиша – свояченица, стун йишин бер \к1ант, йо1\ ребенок \сын, дочь\ свояченицы; инг. устйуша, бац. пст1уиаш, акк. устйиш, кист. устйош, итум. сунйиша.

В чеченской системе родственных отношений существует институт несалла – положение невесты; акк. несалла, кист. несалуа, чеб. насило, итум. насалла// несалла. Этот институт базируется на статусе, определяющем права и обязанности снохи, невестки в семейном и общественном быте чеченцев с древнейших времен.

Нус /несарш/ – сноха, невестка, жена родственника; бац. нус/насер/, акк. нус/несарш/, кист. нус/несарш/, чеб. нус./насири/, итум. нус, несарш, инг. нус \несарш\.

Этнограф Н.В. Джавахадзе на базе исследования данных грузинской этнографической школы находит параллели и соответствие ингушским и нахским терминам свойства в грузинской номенклатуре родства.

Она пишет: « Особое внимание привлекает соответствие термина нус (сноха, невестка) с грузинским нус ».

С.С. Орбелиани в качестве термина, обозначающего жену дяди, приводит нусадиа, В. Багратиони упоминает мусадиа, что, по мнению И.И. Джавахашвили, то же, что и нусадиа, в менгрельском носа, ниса обозначают невестку, а в чанском нуса – невесту, невестку.

По наблюдению А.И. Джавахашвили, все вышеуказанные варианты соответствуют древнегрузинскому сдзали в значении « невестка ». То же самое следует отметить и относительно термина захалш, который соответствует грузинскому мдзахали в том же значении.

Кавказовед А.Н. Генко писал: « Упомянутые термины нус, нускал (невеста) вводят нас в сложную проблему общекавказских и общеиндоевропейских взаимоотношений. К ингушскому nus примыкает, с одной стороны, цова-тушинское nus – невестка, сноха, чан. nus – невеста, чеченское nuskаl – невеста, аварское nus – невестка. С другой стороны, мы имеем осетинское нyост – невестка, примыкающее к общеиндоевропейскому « сноха ». Параллельно словам на N идут слова того же значения на S: сравните убыхское sas (sasa), табасаранское sus – новобрачная, агульское sus – молодая жена, невестка ( до первого ребенка), цахурское sos – невестка, лезгинское sos – невеста, новобрачная.

Профессор И.Ю. Алироев чеч. nus|нус находит параллели в осетинском языке ус-//оса//уст//ост, мн.число устыта//осталта// – женщина, жена, самка, в удинском « ус ».

В работе И.Ю. Алироева мы встречаем также параллели чеч. «нус», «нускал» невеста с бац. ц1иннус – букв. новая жена дяди, адыг. ныса, каб. нысащ1э -молодая невестка, нысгъу – невестка, жена брата мужа, авар. нус, анд. нуса, арчин. нусггур, лезгин. свас, табас. сус, сусу, рут. сус, цахур. сос, хиналуг. цынас, арм. нус – невестка.

Лингвист А.Д. Вагапов находит параллель между праслав. snous и пранах. nas||nus в значении сноха. Профессор К.З. Чокаев находит параллель между чеченским нус и агульским сус – невестка.

Проблему общекавказского корня термина нус ставил Б.Х. Балкаров в контексте адыго-чеченских параллелей терминов родства.

Для адыго-вайнахских языков является общим термином нус – невестка, сноха. Так, в чеченском и ингушском языках nus (невестка, сноха) и в адыгском нысэ, в адыгейской лексике большое количество производных от корня нысэ; в кабардинском нысащ1э (молодая невестка), нысэгъу (невестка, жена брата мужа), нысэлъыхьу (сват, сватовство), нысащэ (свадьба), нысэтын (подарки от невестки), в адыгейском нысак1э, нысэгъу, нысэтын, нысэжъ (старшая невестка).

В вайнахских языках этот корень (термин) встречается в бацбийском языке ц1иннус (новая хозяйка, невестка).

С вайнахской формой совпадает аварское нус (сноха), армянское нус (невестка), чанское нуса( невестка), грузинское нусадиа (жена дяди), мегрельское nosa (невестка). Это слово встречается и в осетинском языке – нисса (дама, невестка).

Первую часть адыгской формы К. Боуди сопоставил с баскским корнем в словах ne ska (девушка), где ska – уменьшительный суффикс, как в abere-ska (маленькое животное), ne-ba (брат сестры, раньше родственник женщины).

Он считает, что « женщина » сохранилось как грамматический формант в инетане, то есть в женском спряжении корень данного слова, по-видимому, повторяется в чеченском нуц и ингушском найц (жених, зять). Если это правильно, то носителем корневого значения выступает как корень слова (это заметил К. Боуди) начальный слог. Этот корень, как и корень слова « брат » в кавказских языках имеет синкретический характер и одинаково входит в обозначение как « невестка, сноха », так и « жениха, зятя ». В качестве диакректического знака служит вторая часть, которая, расходясь по своему звучанию, различает содержание слова в целом (Зыцарь Ю.В. О родстве баскского языка с кавказскими языками. 1958г. №5, с. 58).

У чеченцев в системе родственных отношений существует институт жениха и зятя, который обозначается термином невцалла – жениховство, положение жениха, зятя; акк. ноьвцалла, кист. новцалла, чеб. навцилло, итум. новцалла, инг. нейцалла.

Статус зятя и жениха обозначается термином нуц/невцарш/; акк. нуц /ноьвцарш/, кист. навц/невцарш/, чеб. нуц/навцири/, итум. новц/новцарш/, инг. нейц.

В чеченской номенклатуре родства есть термин бажа – свояк; акк. бажа, кист. бадж, чеб. бажа, итум. бажа.

Чеченский термин кхин – сношенница (жена брата мужа или родственника по отношению к жене); акк. кхи, кист. кхен, чеб. кхин, итум. кхи.

Этнолог С.-М.А. Хасиев происхождение термина кхин связывает с термином кха – пашня, нива (окультуренный участок земли).

Термин кхин – женщины, работающие вместе на одном поле, участке земли, – первичен по отношению к терминам, обозначающим мужа – майр, мар. Так как поле (стационарная остановка, стан. жилье) было первично.

Ученый-лингвист К.З. Чокаев пишет: « Кхин – жена деверя, видимо, в прошлом женитьба деверя была сопряжена с экономикой, ее исключительной основой являлась земля, которой не хватало. Надо полагать, что эта проблема породила слово-понятие кхин (иная ) ».

По мнению К.З. Чокаева, в основе чеченских терминов, обозначающих женский пол, лежит слово-понятие кха- нива, пашня, кхел – кобыла (л – детерминант), связь с землей здесь в том, что кобыла, как и земля, олицетворяет собой женское начало, роженицу, мать, самку.

Тогда как противоположный пол – бекьа – жеребец, как и небо по отношению к земле; для сравнения в шумерской мифологии Ана – бог неба, а Ки – богиня земли.

Если в основе кхел (кобыла) лежит понятие земли, то бекьа, бе, ба, ма – небесное тело, солнце, бог солнца, къа – дитя, букв. дитя солнца.

Отсюда кьонгаш – сыновья (ш – формант множ. числа). Таким образом, если земля выступает роженицей, матерью, то небо, в частности солнце, в отношении земли выступает сеятелем (ср. также ингушское кхалсаг – женщина, кхал+саг – человек, ср. чечен. кхена йо1 – девушка земли, пригожая, чистая, ничем не запятнанная, и инг. ма1саг – мужчина, ма1 – солнце, саг – человек, см. также чеч. майра, маар – от Ма – солнце, отсюда малх, лх – детерминант; букв. солнечный человек. См. также Нана-Латта – мать земли, и да – отец, создатель, творец.Отсюда де – день; ср. Дела /л-детерминант/ – верховный бог языческого пантеона, олицетворяющий день.

Таким образом, в мифологическом представлении древних нахов земля (нива) – роженица, мать – олицетворяет женское начало, а небо, небесные тела – мужское начало, от которого зависит плодородие земли.

Чеченская номенклатура терминов родства имеет обозначения, разграничивающие родственников в пределах поколения по признаку относительного возраста, пола, в которых различаются ступени половой зрелости и возмужалости.

Акцент делается на периоды дополовой зрелости, половой зрелости, семьи, зрелости и старости. Как мужчин, так и женщин.

В чеченском языке термином бер (бераш) обозначается ребенок, дитя. Дети возраста до 2 лет именуются термином гаки (гакиш) – малютка; эта группа возраста выражается также термином аганара бер – ребенок люльки, дакхош долу бер – грудной ребенок; ребенок, который начал ходить, обозначается термином кога дахана бер, мальчика от 2 до 5 лет называют жима к1ант – маленький мальчик, девочку этого возраста именуют жима йо1 – маленькая девочка. Девочка от 5 до 12 лет обозначается термином зудабер (зудбераш) , мальчика того же возраста называют божабер (божабераш). Здесь через понятие зуда – женщина – и божа – одно из обозначений мужчины – подчеркивается степень полового созревания.

Мальчики в возрасте от 12 до 15 лет – кхиина вог1у жима стаг – растущий молодой человек. Наиболее близкое понятие – подросток.

Девочка этого же возраста обозначается термином кхиина йог1у йо1 – подрастающая девочка.

Надо отметить, что у чеченцев совершеннолетними считаются и мальчики, и девочки, достигшие 15 лет. Юношей от 15 до 20 лет называют кхиина стаг – возмужалый, взрослый человек. Девушек того же возраста обозначают термином кхиина йо1 – зрелая девушка.

Стадия становления женщины до 15 лет – бер, она могла ходить с непокрытой головой; совершеннолетняя девушка – йо1стаг – покрывает голову платком и надевает на голову обруч, на котором была выгравирована фамильная тамга, вроде герба, знака совершеннолетия девушки и принадлежности к определенной фамилии.

В чеченском языке для обозначения молодежи мужского пола от 15 до 20 лет пользуются термином кегийрхой, женский пол того же возраста обозначается термином йо1арий (мехкарий).

Одежды девушки носили светлых тонов и цветов, волосы зачесывали назад с пробором и сплетали волосы в две косы, женщины же зачесывали волосы назад без пробора и сплетали волосы в одну косу. Надо отметить, что разведенные женщины – жеро – носили прическу с завитушками на висках.

Мужчины возраста с 15 до 35 лет имеют статус кьонах, вероятно, производное от слов кьо – сын, нах – народ.

Женщины этого же возраста именуются термином – жима зуда – букв. молодая женщина.

Термином г1е метта х1оьттина стаг обозначается мужчина 35-60 лет, женщина того же возраста обозначается г1е метта х1оьттина зуда.

Когда у женщины заканчивается репродукционный период, она именуется термином сте и получает новый социальный статус – юкь яьстина зуда.

И с исполнением 60 лет до 73 лет мужчина также получает статус юкь яьстина стаг, то есть считается, что человек выполнил свой долг перед семьей и обществом.

С точки зрения возрастного ценза мужчина старше 60 лет обозначается термином – воккха стаг (мн.ч. баккхий нах), а женщина этих лет йоккха стаг (мн.ч. баккхий зударий), престарелых людей именуют – кьена стаг ( мн.ч. кьена нах) – древний, ветхий человек. В чеченском для обозначения женщин престарелого возраста имеется термин гужам.

Уважаемых, почетных стариков обозначают термином кьано – мудрый.

В чеченском языке есть термин минех – для обозначения людей 35-60 лет и термин хьенех – для мужчин старше 60 лет.

В чеченском языке женатый человек обозначается термином мар//майра – муж, мужчина, есть иное обозначение – зуда ялийна стаг – мужчина, который привел жену. Для обозначения замужней женщины существует ряд терминов: мар зуда – мужняя жена, т.е. женщина, имеющая мужа, семью, свой очаг. В орстохоевских, мелхинских говорах, в аккинском диалекте замужняя женщина обозначается термином сесаг/сестаг, также имеется обозначение кхалстаг, женщина-человек, кхал нах – женщины. В основе этих терминов лежит определение пола и социального статуса женщины как особи, способной давать потомство; основа кхел подчеркивает способность женщины плодить потомство. По сообщению краеведа А. Магомадова, в шароевском говоре замужние женщины именуются мар1эм; понятие состоит из двух социальных категорий ма1 – архаичное обозначение мужского начала, эм – женское начало. В этом же говоре термин ма1саг (мн. ма1 нах) – мужчина, мужчины, а мэсаг – женщина (мн. мэ нах). В шароевском говоре есть архаизм гарэм – наложница; это понятие отсутствует в современном чеченском языке и его диалектах, что заставляет думать о реликтовости термина.

В чеченском есть термин эмгар – соперница – жена многожёнца по отношению к другой жене. Адаты многожёнство не поощряли, Ислам же разрешал мужчине иметь до 4 жён. При многожёнстве институт эмгар имеет для существования социальную базу, но, на наш взгляд, как и термин гарэм, так и термин эмгар имеют более древнюю природу. Термин состоит из двух основ: эм – женщина, зрелая женщина и гар – ветвь, линия рода, народа. Вероятно, эти термины относятся к временам группового и парного браков.

В чеченской системе родства есть термины, выражающие и определяющие статус индивида в социальной структуре общества: да – отец, хозяин, глава; зуда – не просто женщина, а женщина, способная принести потомство, источник изобилия, в смысле потомства мужского; сте – женщина, имеющая потомство, выполняющая роль матери и хозяйки дома.

Есть термин йисан зуда – букв. женщина, потерявшая мужа. То есть вдова имеет особый социальный статус. Это не просто вдовы, а женщины, имеющие детей и воспитывающие их. Защита чести и достоинства женщины, воспитывающей детей-сирот, вменялась в первую очередь родственникам мужа – отцу, братьям (свекру, деверям) – и родственникам женщины. Общество тоже брало на себя опеку над йисан зуда в случае отсутствия у нее близких родственников, посредством назначения опекуна – верас; в случае преступных действий по отношению к вдове общественный суд – кхиэл жестоко карал преступника.

Категория разведенных женщин имела обозначение йитан зуда – букв. разведенная женщина. В чеченском обществе были женщины, обозначаемые термином жеро, букв. вдовы, разведенные женщины, не имевшие детей, но еще дееспособные создать семью, рожать детей, есть еще термин – жоьра зуда – букв. – женщина одинокая, уже в возрасте. Этнолог С.-М. Хасиев считает, что женщин по степени почитания подразделяли на три категории: ц1ийннана – хозяйка огня, женщина-мать, тогда как отец – ц1ийнда – хозяин дома. Самым страшным проклятием у чеченцев считалось пожелание « чтобы потух огонь в твоем доме », вторая категория – жерой – разведенные женщины, вдовы, первоначально этим термином обозначали женщину, познавшую мужчину. Третья категория – это мехкарий – девушки, первоначально – рожденная первой. Если с первой и третьей мужчинам непозволительны какие-либо вольности, то относительно жеро они не только допустимы, а даже как бы обязательны. Социальные термины: стаг\\таг – человек; бац. ст1ак1, акк. саг, кист. саг, чеб. саг, итум. саг. В значении « человек » в нахских языках бытует слово « адам ». Однако наряду с ним наличествует другое более древнее слово – чеч. стаг\\саг (ачхой-март. саг, надтер. саг, инг. саг), употребляемое в значении « человек » только в нахских языках. Кроме того, слово это имеет значение главным образом « человек-мужчина », но может относиться и к женскому полу. О чем свидетельствуют композиты и словосочетания: чечен. йо1стаг « девушка- человек », йоккха стаг – « старуха ». В ингушском этот термин употребляется чаще, чем в чеченском: инг. сесаг (инг. се, чеч. стие, кист. сева – « самка », саг – « человек », « самка-человек ») – замужняя женщина.

В вайнахских языках сай – это только олень-самец, а самка обозначается другим словом – г1ала, термин саг употребляется в основном в значении « мужчина » (женшина в чеченском – зуда, в ингушском кхалсаг (незамужняя) и сесаг (замужняя)).Такое явление, по мнению К.З. Чокаева, символизирует господствующее положение мужчины в нахском обществе в момент, когда термин саг\\сай получило в нем распространение. Следует отметить, что, вероятно, термин саг\\сай пришел в кавказскую среду вместе с культом благородного оленя, который является весьма почитаемым животным у чеченцев и других кавказских народов. О чем свидетельствуют не только археологические находки на исторической территории кавказских горцев, но и чеченский фольклор, где воспевается олень как символ благородства и чистоты.

Таким образом, мы связываем не только термин саг\\сай – « олень-человек » со скифо-сармато-аланской средой, но и культ оленя также склонны рассматривать как результат влияния последних на нахские и другие народы Кавказа. По мнению К.З. Чокаева, если термин мар – « муж, самец », « самец-мужчина » – производное от Ма – бог солнца, солнце – этимологизируется из чеченского языка как название солнца, бывшего тотемом, то саг восходит к скифо-аланскому саг – « олень » (чеч. сай), который также являлся тотемным животным не только у скифов, алан, но и других народов. « Олень, – писал Н.Я. Марр, – это на ранней ступени скифской культуры животное для передвижения, он был культом, потом таковой стала лошадь »-. Именно по названию своего тотема называлось одно из скифских племен – саки, что было также самоназванием скифов. Следовательно, как указывалось выше, человек этого племени должен был называться по имени своего племени тотема – сак\\саг, которое впоследствии было заимствовано в нахские и другие горские языки Кавказа, носители общались в течение длительного времени с пришлыми ираноязычными скифами и их потомками – сарматами, аланами. Надо думать, саг\\сак – это заимствованный термин, который сохранился в осетинском в значении « олень », а в нахском – и в значении « олень » (чеч., инг., сай, бацб. саг), и в значении «человек» (чеч. саг\\стаг, инг. саг, бацб. стак). В прошлом этот термин в значении «человек» также употреблялся в виде сай в нахских языках.

Чеченское лай (раб) одного корня с адыгским л1ы (мужчина, муж). Промежуточная связь сохраняется в абазинском лыг – раб и лыгажа (старик), в абхазском лыгаж (старик). Выделяются корни лыг (мужчина) и жв (старик). Корень лай встречается в некоторых дагестанских языках (авар. лагъ – раб, лезгин. лук1), а также в осетинском (лаг – человек, мужчина). Чеченская форма является более древней: во-первых, она характерна для большинства языков, во-вторых, в ней согласный подгортанный, а не смычно-гортанный. Подтверждая это, реликтовые формы в адыгских языках стоят с абруптивным согласным – это более поздние трансформации данного корня. Значит, общекавказская форма этого корня была с подгортанным согласным. Отсюда следует и другой вывод, что смычно-гортанный латеральный в адыгских языках в этом слове развился позднее подгортанного. В чеченской номенклатуре родства для обозначении детей-сирот есть термин буо\бай\ – сирота; бац. бадо, акк. бо, кист. буа, чеб. буо, итум. буо. Если у сирот не было близких родственников, назначали опекуна – верас-\аш\; акк. верас, чеб. вариз, итум. вараз. В чеченском языке внебрачные дети обозначаются терминами къут1а – незаконнорожденный, б1иж – безродный.

Чеченский термин хьаша имеет единый корень в ингушском хьаша, бацбийском хьашо, кабардинском хьэш1э (гость), адыгском хьак1э. Производным от термина хьаша в чеченском является хьошалла (гостеприимство), хьошаллин (гостеприимный), хьешан ц1а (гостиная), хьаша хила (гостить), хьошалла дан (угостить), в кабардинском хьэщ1агъэ (гостеприимство), хьэш1эш (гостиная), хьэщ1эгъуэ (время пребывания в гостях), хьэщ1эгъу (товарищ по гостеванию), хьэщ1эныш (барашек, которого режут для гостя), хьэщ1эн (гостить, находиться в гостях).

В чеченском языке есть термин Мехкда, Мехкнана – производные от терминов родства да – отец, нана – мать и мохк – земля, страна.

Согласно народным преданиям, в прерогативу Мехкнаны входили адаты – законопорядок, семья и быт чеченцев. Культ Мехкнаны был настолько высок, что кровникам, принявшим ее грудь, прощалось убийство. Он терял личное имя и становился сыном страны, и ему давали имя мамука (мамак) – от словосочетания мама йокхарг – кормящийся, и он всю жизнь должен был служить этой женщине, которая спасла его от кровной мести, усыновив его.

Термин Мехкда также состоит из двух основ: мохк – страна и да – отец, т.е. Отец Страны, введении которого находились 1едал – власть и оборона страны. На время войны избирался Т1ема да – букв. отец войны. На наш взгляд, в номенклатуру терминов родства чеченцев входил и термин тхьамда, впоследствии ставший социальным термином. Чеченское тхьамда – «тамада, глава, старейшина, распорядитель, вождь», – по мнению Б.Х. Балкарова, имеет общекавказский ареал распространения. Чечен. тхьамда, инг. тхьамада, бац. тамад, кабард. тхьэмадэ (тамада, старший в роду, глава рода, старейшина, вообще – свекр, отец мужа), адыг. тхьаматэ (председатель сельсовета, колхоза). Термин тамада встречается и в других кавказско-иберийских языках, например, в грузинском. Первоначальное значение этого термина – старший в роду, глава рода, предводитель рода.

В связи с выделением из рода отдельных семей семантика его расширилась, он стал обозначать также главу семьи, свекра.

С.А. Натаев, ст.преподаватель ЧГУ

Литература:

1. Алироев И.Ю. Сравнительно-сопоставительный словарь отраслевой лексики чечено-ингушского языков и диалектов. Грозный, 1975г.
2. Алироев И.Ю. История и культура чеченцев и ингушей. Грозный, 1994г.
3. Ахмадов М. Чеченская традиционная культура и этика. Вайнах № 3, 2006г.
4. Балкаров Б.Х. Адыго-вайнахские языковые встречи. Известия ЧИНИИИЯЛ. т.8, вып. 2. Языкознание. Грозный, 1966г.
5. Вагапов А.Д. Этимологический словарь чеченского языка. Грозный. 2004г.
6. Вагапов А.Д. Этногенез с точки зрения языкознания. Вестник Академии наук ЧР № 4.
7. Вагапов А.Д. Нахо-славянские лексические изоглоссы. Грозный, 2006г.
8. Генко А.Н. Из культурного прошлого ингушей. Сб. Ингуши. Саратов, 1996г.
9. Джавахадзе Н.В., Чиковани Г.Д. Чеченская тейпа. Сб. Адат. Традиции и современность. М. 2003г.
10. Джавахадзе Н.В. Термины родства у горных ингушей. КЭСII Тбилиси, 1968г.
11. Исмаилов А . Дош. Грозный, 2005г.
12. Марр Н.Я. Скифский язык. Избранные работы. Т.5, л.1935, с. 105.
13. Меликишвили Г.А. УКН. Указатель. ВДИ № 4. 1954г.
14. МаргошвилиЛ.Ю. Культурно-этнические взаимоотношения между Грузией и Чечено-Ингушетией в 19- нач. 20 вв. Тбилиси, 1990г.
15. Мамакаев М.А. Чеченский тайп в период его разложения. Грозный. 1973г.
16. Магомадов А. Нахское прошлое. Рукопись.
17. Мациев А.Г. Очерк лексикологии современного чеченского языка. Грозный, 1973г.
18. Трубачев О.Н. История славянских терминов родства. М.1959г.
19. Чокаев К.З. Нахские языки. Грозный, 1992г.
20. Чокаев К.З. Фактор пространственности и развитие языкового мышления. Вестник Академии наук ЧР № 4, 2006г.
21. Мациева Г.А. Чеченско-Русский словарь. М. 1991г.